Русские Комиксы Star Wars

Библиотека



деликатесы. Будут приглашены другие члены семьи Дурги. Должно быть, будет приятно с ними встретиться.

- Это более приемлемо, - сказала Лея, склоняя голову в королевском поклоне, Хэн же пробормотал:

- Не знаю, не знаю... Обед с компанией хаттов - звучит немногим приятнее, чем тур по пыточным камерам.

* * *

Внутри обеденного зала, взгромоздясь на каменные балки, сидели отвратительные птицы, они провожали взглядом каждый кусочек мяса, готовые кинуться на него прежде, чем он исчезнет в огромной, как пещера, пасти хатта.

Гости, юные кузены Дурги, походили на широкоротых угрей, еще тонких и мускулистых, хотя некоторые уже начинали накапливать слои жира, готовясь стать тучными в зрелых летах. Их толстые губы кривились, взгляд желтых глаз бегал по сторонам, но эти хатты были, очевидно, здоровы, а вот Коррду явно грызла какая-то болезнь. Похожие на плети хаттики вели себя грубо и нагло, едва умея связать два слова на общегалактическом, - их совершенно не интересовали занятия Дурги.

Коррда выполнял роль лакея, принося блюда желеобразной пищи: тушеные насекомые, паразиты, сбрызнутые теплым медом; жареные зернистые личинки - большинство из них лежало хрустящей горкой на тарелке, другие же еще корчились в борьбе со смертью.

Лея изо всех сил старалась казаться довольной, хотя ни у нее, ни у Хэна особого аппетита не было. Лея выкладывала еду по краю тарелки, пытаясь выбрать в ней хоть что-то съедобное. То же и Хэн. Жилы на его шее вздувались, когда он сжимал зубы. Только Ц-ЗПО не потерял дара речи, пытаясь разгадать происхождение компонентов пищи. Впрочем, Коррде приходилось еще хуже, чем Лее и Хэну. Гости безо всякого повода, просто из грубости, шлепали его всякий раз, когда он попадал в пределы их досягаемости. Своей тарелки на столе Коррда не имел, его уделом были объедки, которые он съедал где-то в стороне. Он смотрел на Хэна и Лею с вызывающей у них ужас благодарностью, возможно, считая, что они не съедают своих порций в намерении оставить ему нетронутую еду.

- Простите, - спросила его тихонько Лея, когда Коррда подполз, чтобы собрать тарелки, - почему вы не сидите с нами за столом, если вы назначены помощником Дурги?

- Да нет же, я - его самый последний слуга, - отвечал Коррда. - Взгляните на меня, - он оглядел свое ленточно-тонкое тело и болезненную кожу. - Мой удел лишь помои. Меня презирают за то, что я болен редкой болезнью худобы. Хатт, весящий ниже положенного, является объектом всеобщего презрения.
Предыдущая Следующая 
 








Наша кнопка: